lalavel: (Default)
Агент Пиздобрюкин ждал. Он просыпался утром в своем шкафу (теперь, когда выход из трудной и болезненной ситуации был наконец найден и настроение бравого шпиона снова стало бодрым, деятельным и энергичным, он пожелал немедленно вернуться к своим непосредственным обязанностям и потребовал от Шефа обеспечить неожиданного сотрудника рабочим местом. Шеф сперва удивленно поинтересовался, на кого собрался работать Пиздобрюкин, ведь его Родина пока не откликнулась, но находчивый агент парировал, что пока будет просто собирать всю информацию о деятельности компании – на всякий случай. А Родина потом сама разберется, что ей нужнее. Шеф до слез умилился такой преданности своему делу и распорядился немедленно доставить в офис шкаф повышенной комфортности – взамен растерзанного Пиздобрюкиным)… Так вот, Пиздобрюкин просыпался по утрам самым первым и, прижавшись к специально выковыренной дырочке в дверце (расковырять с помощью одних только пальцев и не до конца сгрызенных ногтей дверцу несгораемого шкафа было непросто, но Пиздобрюкин умел и не такое) поджидал почтальона.
Почтальонов каждый день меняли  )
lalavel: (Default)
С каждым днем агенту Пиздобрюкину делалось все хуже и хуже. Ничто не могло отвлечь его от меланхолии, плавно перетекающей в хандру, потом в депрессию, а потом снова в хандру. Сутки напролет, маскируясь то под кресло (и непосвященный посетитель, уже вознамерившийся неосмотрительно присесть в мягкий и соблазнительный предмет меблировки, обыкновенно бывал очень удивлен и недоволен, когда Секретарша или даже сам Шеф с воплем вытягивали мебель, не обращая ни малейшего внимания на возможные травматические последствия этого безусловно странного и даже неприличного поступка), а то под унылую вешалку или даже репродукцию известной картины «Ходоки у Ленина» (клиенты-капиталисты очень удивлялись) Пиздобрюкин уныло созерцал окружающее пространство, бормоча загадочные мантры. Прерываясь исключительно для очередного глотка водки и тяжелого вздоха.
Пиздобрюкин оплакивал потерянную навсегда любовь  )
lalavel: (Default)
Агент Пиздобрюкин тяжело страдал. У агента Пиздобрюкина началась, продолжалась и никак не желала заканчиваться тяжелая депрессия, и впервые эта депрессия никак не была связана с работой.
Агент Пиздобрюкин страдал от неразделенной любви.
С того самого момента, когда молодая практикантка, очаровательно краснея, прелестно запинаясь и совершенно комкая краешек белоснежной строгой офисной блузки, не смея поднять глаза на загадочное существо, только что бывшее ее любимым фикусом, а теперь вдруг оказавшееся шпионом из загадочной далекой страны… С того самого момента, как юная натуралистка (в самом безнадежном смысле этого слова) призналась, что никогда не сможет полюбить простого homo, даже если он такой sapiens, как уважаемый мистер Pizdobrjukin – потому что ее сердце навсегда отдано флоре и только флоре, ах, мистер Pizdobrjukin даже не может себе представить, как они прекрасны, наши младшие зеленые братья, и она это давно поняла, еще в 11 лет, когда записалась в кружок Юных Экологов и впервые осталась наедине с широколистным папоротником, таким загадочным, исполненным такого внутреннего достоинства, и в то же время таким одиноким…
Папоротника Пиздобрюкин вынести не смог.
Папоротника Пиздобрюкин вынести не смог. )
lalavel: (Default)
Майору Пиздобрюкину очень не везло в любви. И, что характерно, с самого детства.
Многие его коллеги, более удачливые или просто менее правдивые, любили иногда рассказывать о своих приключениях – но агент Пиздобрюкин старался избегать таких посиделок. Во-первых, хоть агент и был самым настоящим профессионалом и в рабочее время прекрасно умел уничтожать все ненужные (а иногда и нужные, но об этом – отдельная, очень грустная, история) эмоции и переживания, но справиться со вполне закономерным и оправданным чувством несправедливости мог не всегда. А настоящий разведчик не должен завидовать своим товарищам – это плохо отражается на качестве работы. А, во-вторых, скромный и целомудренный Пиздобрюкин, каждый вечер читающий перед сном всей семье вслух по одной главе из «Кодекса настоящего разведчика», а по воскресеньям проверяющий, хорошо ли их усвоили домочадцы, не мог спокойно слушать, как его коллеги, воспитанные на том же Кодексе, ведут себя со слабым полом. Из представительниц которого, между прочим, всегда получались самые лучшие сотрудники.
О том, как коллеги (некоторые!) ведут себя с сильным полом, Пиздобрюкин и вовсе запрещал себе даже думать – при всей своей твердости, он все-таки был очень ранимым человеком.
Первое любовное разочарование постигло маленького Пиздобрюкина еще в детском садике. )
lalavel: (Default)
Пропущенная через фильтр, безвкусная, слегка нагревшаяся, чуть-чуть отдающая затхлостью вода лилась на ноги Пиздобрюкина. «Утро,» -- меланхолично подумал агент, автоматически проверил маскировку и в сотый раз пожалел о том, что так и не успел перемаскироваться обратно, в пачку канцелярских кнопок.
Когда налоговый инспектор, наконец, покинул офис (унеся с собой большую часть документации), Самый Главный Босс распорядился как следуют обыскать помещение: вдруг где-нибудь прячутся агенты пожарной охраны, или господа из санэпидемстанции, или просто промышленные шпионы из конкурирующих организаций?
Сотрудники подошли к заданию серьезно,  )
lalavel: (Default)
-Ой, девочки! К нам нового агента прислали! – громко закричала молоденькая стажерка, распахнув дверь шкафа.
«Как она догадалась?» -- недоумевал Пиздобрюкин, одновременно инспектируя состояние маскировки. Та была в полном порядке, и даже самый взыскательный и недоверчивый сторонний наблюдатель не смог бы отличить храброго агента от пачки канцелярских кнопок. Ну, разве что хитро поблескивающие в темноте шкафа глазки и нетипичная для канцтоваров бородка могли натолкнуть случайного свидетеля на ненужные и опасные ассоциации. Но, во-первых, на этот случай у Пиздобрюкина имелось табельное оружие и вынесенная еще со времен стажировки на одном итальянском острове установка («Свидетелей не оставлять!»), а, во-вторых, за годы успешной деятельности разведчик-новатор виртуозно научился отвлекать внимание.
«В чем же дело? – нервничал разведчик, на всякий случай перемаскировавшись в кактус. Кто меня сдал? )
lalavel: (Default)
Агент Пиздобрюкин очень не любил утро. Главным образом за то, что не всегда успевал сориентироваться и, бывало, представал перед объектом (или вероятным противником) в своем истинном, незамаскированном обличье. И дело даже не в том, что агент Пиздобрюкин боялся провалить операцию: при его уровне квалификации храброму профессионалу ничего не стоило убедить нежданного собеседника в чем угодно, и частенько не вовремя пробудившиеся объекты удалялись по делам в полной уверенности, будто только что беседовали с зелеными человечками или Аллой Пугачевой. Особенно хорошо этот фокус удавался с журналистами «желтой» прессы, которые потом не стыдились публиковать привидевшийся им разговор, нимало не заботясь о достоверности, а некоторых особенно преданных своей профессии Пиздобрюкину даже приходилось уговаривать признать в неожиданном госте именно сверхсекретного агента, а не популярную «звезду». Однажды даже довелось пойти на не очень честную сделку, разрешив журналисту опубликовать «воспоминания о завтраке с настоящим шпионом» -- стоит ли говорить, что жадный писака не только не угостил доверчивого Пиздобрюкина завтраком, не только не поделился гонораром, но и бессовестно утаил от родины так необходимую ей информацию, сославшись на застарелый склероз? Пиздобрюкин тогда пережил тяжелую моральную травму, надолго разочаровавшись в представителях этой древнейшей профессии и даже аннулировав подписку на любимую газету «Правда».
читать про Пиздобрюкина дальше )
lalavel: (Default)
кто такой агент Пиздобрюкин?

Храбрый агент Пиздобрюкин был настоящим профессионалом. Никто лучше него не умел маскироваться под флору, фауну и окружающие предметы: однажды в Мексике Пиздобрюкин изображал кактус и не вышел из образа даже когда два уже нетрезвых объекта решили попробовать «выгнать немного текилки вон из того растения». На память об этой операции у терпеливого агента остался именной граненый стакан (в Управлении любили странные шутки) и протез вместо правой руки.
Еще агент Пиздобрюкин был, бесспорно, лучшим по части вербовки. Это именно он в свое время провел разъяснительную беседу с пакетиком тех самых соленых крендельков, и только халатность напарника Пиздобрюкина, не сумевшего уговорить личный телефон президента не соединяться с 911, сорвала успешнейшую операцию.
За свою ошибку напарник храброго Пиздобрюкина был переброшен в Туркмению, где вот уже который год работал правой рукой центральной статуи Туркменбаши.
А самому Пиздобрюкину была поручена новая ответственнейшая операция  )
Page generated Sep. 22nd, 2017 11:34 am
Powered by Dreamwidth Studios