Feb. 26th, 2011

lalavel: (Default)
Мне легко жить.
Я видела совершенство.
В далеком ноябре девяносто девятого застыла я, пораженная: без объявления войны, без предупреждения и предварительного звонка двинулись на меня, и покорили, и поразили в самое мое трепетное сердце ботинки гражданина Великобритании Йена Келли.
О боги, боги мои. Они сияли, как сто сорок солнц Маяковского, они намекали на строгих английских герцогинь и безупречных джентльменов в сюртуках, застегнутых на все пуговицы. И, возможно, сама королева Британская (сэнк ю, ёр меджести)увидев эти ботинки, пожаловала бы их обладателю рыцарское звание, а потом возрыдала бы и, не стерпев совершенства, отдала бы навсегда Ирландии независимость, а Индийским матронам - право снова сжигать себя на мужнином погребальном костре, потому что нельзя ведь больше жить по-старому, когда ты видел это совершенство.
Они намекали на другую жизнь, и на других мужчин (а в семнадцать лет, кои были у меня в ноябре девяносто девятого, другие мужчины были актуальны и желанны), которые где-то ждут и непременно дождутся; они обещали счастье в труде и честь до гроба, они звали и манили, они заключали в себе целый мир - ботинки Йена Келли.
И с тех пор, когда мне надо было обозначить что-то прекрасное, я говорила: "Это так же хорошо, как ботинки Йена Келли". Или, если идеал оставался недостижим: "Нет, это, конечно хорошо, но не ботинки Йена Келии".
А потом девяносто девятый как-то кончился, и нарисовался Другой мужчина.
О боги, боги мои. Он был элегантен, как британец. Он выбирал галстук придирчивее, чем другие - жену. Он проводил у зеркала упоительные часы и никогда не выходил на улицу, не подтвердив свое совершенство. И да, конечно, у него были ботинки. И пусть они не были британскими, и пусть он тратил на них чуть меньше времени, чем следовало для идеала - они были хороши и делали его еще прекраснее. И мы были счастливы втроем: Мужчина, я и его красота. До тех пор, пока он не спросил: "Скажи, мои ботинки лучше, чем у Йена Келли?"
И я заплакала, и сказала правду ("Я знаю правду, все прежние правды - прочь!") и плача, вышла вон. Потому что не были его ботинки идеалом, и не будили они спящее в мире совершенство, а были - просто ботинки. И опечалился мужчина, и снял свой галстук, и вытер им мужскую скупую слезу. И погасли сто сорок солнц заката вместе со всеми рассветами, которые мы видели с его седьмого этажа.
И женился тот мужчина на женщине, которая никогда на видела ни Йена Келли, ни его ботинок, и, возможно, даже не знает, где та Великобритания на глобусе.
Так ей и надо.
Page generated Jul. 21st, 2017 10:39 am
Powered by Dreamwidth Studios